Сирийский конгресс и "кремлёвский доклад"

Актуальные вопросы внешнеполитической повестки обсудили на передаче "Процесс" у Наданы Фридрихсон на телеканале "Звезда"

В Сочи состоялся Конгресс сирийского национального диалога, собравший более полутора тысяч представителей движений, участвующих в продолжающейся с 2011 года в этой стране гражданской войне: как поддерживающих правительство Сирии, так и сторонников вооружённой оппозиции. При этом по настоянию Турции (наряду с Россией и Ираном – один из гарантов мирного процесса) на конгресс не были допущены представители влиятельных движений курдов, а ряд наиболее непримиримых противников сирийского президента Башара Асада отказались от участия.

На этом фоне казначейство США направило в конгресс так называемый «кремлёвский список», включающий ключевых государственных деятелей России и богатейших граждан страны. Эксперты задаются вопросом: может ли этот список использоваться для расширения санкционного давления на Россию?

Оба этих важнейших события обсудили в программе «Процесс» с Наданой Фридрихсон на телеканале «Звезда».

Тот факт, что конгресс всё же состоялся – огромное достижение российской дипломатии. Но ожидания от конгресса изначально были завышены, что препятствует адекватной оценке его итогов.

Главный итог конгресса – начало разработки новой сирийской конституции. Однако мы должны быть готовы к тому, что от идеи сохранения единства Сирии вероятно придётся отказаться, поскольку с каждым днём вопрос необходимости признать независимость Курдистана будет подниматься всё больше. В соседнем Ираке курды уже провели референдум и объявили о независимости. Сирийские курды в любой момент могут присоединиться к этому процессу.

Убеждён, России в этой связи следует прагматично отстаивать в Сирии собственные интересы, не отождествляя их слепо с интересами действующего сирийского правительства. На мой взгляд, эти интересы должны быть сосредоточены вокруг трёх ключевых пунктов:

во-первых, закрепление права России на долгосрочное пользование военными базами в Тартусе и Хмеймиме и их развитие (безотносительно внутриполитических изменений в Сирии), что усиливает наше присутствие в важнейшем регионе Восточного Средиземноморья и снижает значимость американской системы противоракетной обороны в Румынии, направленной против России;

во-вторых, заказы и контракты по восстановлению Сирии должны достаться российским компаниям – это создаст рабочие места в России, даст толчок восстановлению российской экономики после кризиса;

в-третьих, следует добиваться, чтобы лицензии на разработку значимых месторождений полезных ископаемых (нефть, фосфаты) в Сирии после окончания гражданской войны достались именно российским компаниям – решение этой задачи позволит избежать ошибок советского прошлого, когда «интернациональный долг» оказывался по факту благотворительностью, не приносившей России никакой пользы.

Естественным союзником России в завершении гражданской войны в Сирии на выгодных нам условиях и последующем укреплении российского военного присутствия в этой стране из региональных игроков, убеждён, будет являться Израиль, поскольку про-российская Сирия – это необходимая для Израиля альтернатива про-иранской Сирии, гарантирующая стратегическую безопасность мирного существования еврейского государства.

В отношении так называемого «кремлёвского списка», распространённого казначейством США, придерживаюсь мнения, что его издание носит формальный характер. И сам факт такого поверхностного и формального подхода к его составлению со стороны администрации Дональда Трампа подчёркивает, что этот шаг не преследует цели наращивания дальнейшей конфронтации. Однако последнее слово в данном случае остаётся за американским конгрессом.

С ведущей передачи "Процесс" на телеканале "Звезда" Наданой Фридрихсон