Поправки в закон об охоте - как не нужно писать закон

Государственная Дума повторно приняла поправки в закон об охоте. Это пример того, как не нужно писать закон

Вчера Государственная Дума повторно приняла поправки в федеральный закон об охоте после того, как ранее он был отклонён Советом Федерации (представители Пермского края не выразили мнения: Климов - воздержался, Пушков не проголосовал). Закон принят в редакции, предложенной согласительной комиссией. В том числе "за" проголосовали пятеро депутатов, представляющих Пермский край (Василенко, Исаев, Сапко, Скриванов и Шубин).

По многим критериям считаю это очень плохим законом: как по сущностным, так и по связанным с юридической техникой. Новый закон вводит запрет на жестокое обращение с животными? Нет. Потому что жестокое обращение с животными и до этого было запрещено Уголовным кодексом. Принятия нового закона в этой связи не требовалось.

Он изменяет порядок притравки? И да, и нет. И здесь этот закон - лакмусовая бумажка подхода нынешних законодателей к регулированию деловой среды в целом. В данном случае - притравочных станций. Ввести обтекаемую формулировку, предусматривающую неоднозначное толкование, и сделать при этом отсылку к правилам, которые примут органы исполнительной власти (вообще-то на то она и исполнительная, чтобы исполнять правила, установленные законодателем, а не придумывать их самостоятельно) - типичный, увы, подход. Подход называется - "договорись с проверяющим и проверяющим за проверяющим, но будь всегда неправ и на крючке".

Это не называется "урегулировать общественные отношения". Это называется "создать правовую неопределённость в сфере регулирования общественных отношений". И такой подход неприемлем ни в регулировании охоты, ни в регулировании любых других общественных, особенно - предпринимательских, деловых отношений.

И по сути закона. Конечно, закон чрезвычайно вредный. Его писали люди, не понимающие дикой природы, не знакомые с ней и, видимо, не взаимодействующие с ней. Не понимающие, зачем нужна охота: как образуется кормовая база, как обеспечивается выживание и расширение ареала видов, внесённых в Красную книгу, как предотвращаются и локализуются вспышки опасных заболеваний, прежде всего, бешенства, сколько людей в России по-прежнему зависят от охоты, наконец, какую воспитательную функцию она несёт. И зачем нужны подготовленные охотничьи собаки. И как работает притравочная станция. Ссылка же инициаторов закона на опыт Италии и Ирландии при регулировании охоты в России - свидетельство полного непонимания национальной специфики страны, занимающей 1/7 часть суши с площадью лесов в десятки раз превосходящих совокупную площадь Италии с Ирландией, специфику страны, где дикая природа сохранилась во многом в первозданном виде - с медведями, волками и амурскими тиграми с дальневосточными леопардами (которые не только нужно защищать от пуль браконьеров, но и создавать условия, при которых у них будет достаточная кормовая база).

Остаётся надеяться, что в рамках принятия органами исполнительной власти правил притравочной деятельности доводы профессионалов будут услышаны.